Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
18:00 

"Альтер-эго" (перевод); Глава V - VI

Insolitaria
"Я быть всегда самим собой старался, каков я есть: а впрочем, вот мой паспорт!"
От главного жирафа сообщества к давно прошедшему пятому мая. Предыдущие части - по тэгу АЭ.

Предупреждение к главе VI: Глава заканчивается злостным клифхэнгером. Автор не подает признаков творческой жизни с сентября. Читайте на свой страх и риск.

Глава V
Терпи и жди


Интернет, рассудил Хикару, есть величайшее изобретение человечества: после футбола. разумеется. К своему новому аккаунту на NetGo он за две недели не притронулся ни разу, зато обнаружил, что мангу, которая до сих пор сжирала львиную долю его карманных денег, в сети можно скачивать бесплатно: и почему он раньше не знал, что несколько кликов мышкой могут помочь так сэкономить?
Помимо манги, в интернете нашелся также и футбол. Футбол можно было смотреть онлайн, можно было загружать видео интересных комбинаций, который потом грех не опробовать самостоятельно, можно было наблюдать за прославленными игроками и за детишками моложе самого Хикару, так же безраздельно влюбленными в спорт. Иными словами, в интернете был настоящий футбольный рай.
Вот только Хикару путь к этим райским кущам преграждал отец, которому принадлежал единственный компьютер в доме и который приклеивался к нему, как только приходил домой, и не отлипал даже в выходные, оставляя сыну в лучшем случае час или два. В итоге Хикару пришел к единственному логичному заключению: ему нужен собственный компьютер.
Другой вопрос, что шансов разжиться оным в обозримом будущем не предвиделось. Просить у матери – вовсе не вариант. Отец скажет спросить у матери. Собственные карманные деньги даже на самый затрапезный агрегат придется копить больше года. Оставался дед, но к нему тоже просто так не подступишься: необходимо было придумать план.

- Здравствуй, мальчик, - блаженно улыбнулся старик в монашеском одеянии, сидящий на полу в дедовой гостиной. – Ты, должно быть, внук Синдо?
- Эээ, добрый вечер, - торопливо поклонился Хикару, и так и остался маячить на пороге, не зная толком, что делать дальше, пока из внутренних комнат в гостиную не вошел дед.
- Даити, ты еще не ушел?
- Как раз собирался. Но тут твой внук пришел, - отозвался монах.
- Хикару?
- Да, я просто так зашел, - промямлил тот, незаметно пробираясь поближе к деду: монах по-прежнему дружелюбно улыбался, но от его вида почему-то пробирала дрожь.
- Ну а я пойду, - безмятежно заключил он, завязывая сандалии.
- Увидимся через месяц, - крикнул вслед дед. – И тогда уж я тебя одолею.
- Это кто? – спросил Хикару, как только монах скрылся из виду.
- Один мой друг, мы с ним в го играем. Силен, ничего не скажешь. Но уж в следующий раз…
- То есть сам ты не так уж силен? – перебил Хикару.
- Поговори мне тут. Я, чтобы ты знал, в свое время не один турнир выиграл.
- Может быть, но теперь-то ты уже старый, - на слове «старый» Хикару пренебрежительно сморщился.
- С возрастом приходит терпение и опыт, а именно они прежде всего необходимы при игре в го, - наставительно заметил Хэйхати (хотя как раз недавно читал в «Еженедельнике го» статью о том, как в последнее время молодые игроки стремительно вытесняют с ведущих позиций старшее поколение, и даже задумался, не удастся ли заинтересовать игрой своего гиперакивного внука).
- Слушай, дед, - ни с того ни с сего заявил означенный внук, - а если я тебя обыграю, купишь мне компьютер?
- Обыграешь? Да ты разве играешь в го? – мечты мечтами, но прагматическая часть разума Хэйхати понимала, что Хикару с его полным отсутствием усидчивости вряд ли когда-нибудь освоит хотя бы азы.
- Вроде как, - уклончиво ответил Хикару: пора уже проклятым видениям хоть раз принести ему пользу.
- Ты смеешься надо мной что ли, негодник?
- А вот давай сыграем и посмотрим, смеюсь я или нет! – радостно завопил Хикару, плюхаясь по другую сторону гобана: до сих пор видения всегда накатывали неожиданно, но он не сомневался, что они придут, если позвать. – Мне черные, тебе белые, - безапелляционно заявил он, исключительно потому что чаша с черными камнями как раз оказалась у него под боком. Ему так не терпелось начать, что он даже не заметил, что насчет компьютера дед так ничего и не сказал.
- Ты действительно умеешь? – настойчиво повторил Хэйхати, пододвигая к себе чашу с белыми камнями.
- Конечно. Это легко.
- Не завирайся, сорванец! Го – это…
- Дед, давай уже играть! – Хэйхати нахмурился и покачал головой. – Я первый!
И Хакару замер в ожидании видений. Со стороны могло показаться, что он глубоко задумался. Хэйхати выжидательно вскинул бровь. Видения все не приходили. Хикару закусил губу и решил для начала сходить хоть куда-нибудь. Неуклюже зажав камень между указательным и большим пальцем, он шлепнул его на одну из звезд. Этого было вполне достаточно, чтобы убедить Хэйхати, что перед ним абсолютный новичок, явно переоценивающий свои силы.
Хикару все ждал прихода видений – по-прежнему тщетно. «Давайте же!» - мысленно взмолился он. Дед сделал ответный ход, и снова пришла очередь Хикару. В отчаянии он, вслед за дедом (значит, так, наверное, можно) занял еще одну звезду. Дед без промедления сделал ответный ход, и звезд больше не осталось. Хикару закрыл глаза в надежде на чудо, но видения все не приходили. А без них надежды выиграть у деда не было ни малейшей: старый зануда свое дело знал.
Хэйхати тем временем забавлялся, наблюдая, как внук ерзает на месте: непоседа, что тут скажешь.
Хикару сделал еще несколько ходов, надеясь, что не прогадает, ставя камни наугад, или что видения все же соблаговолят явиться. Хэйхати со вздохом оглядел разбросанные по доске черные точки и строго сказал:
- Что ж, на этом, пожалуй, все.
- То есть я выиграл? – просиял Хикару: неужели все-таки повезло?
- Хикару, ты ведь не умеешь играть…
- А вот и умею!
- Хикару… - в голосе деда зазвенели опасные стальные нотки.
- Ну, может не так хорошо, но через пару недель я научусь и все равно побью тебя!
- Если только через пару десятков лет!
- Так что готовься раскошеливаться на компьютер, потому что побью я тебя обязательно! – Не слушая его, продолжал голосить Хикару. И только когда дед, не переставая смеяться, пошел отнести гобан на место, до Хикару дошло, во что он ввязался. Ему до зарезу нужен был компьютер, и как можно скорее. А теперь вместо этого придется, выходит, учиться дурацкой старперской игре. Конечно, можно было просто признать свое поражение, но воспоминание о насмешливом тоне деда не давало Хикару покоя. Нет, он во что бы то ни стало научится играть в это проклятое го. Не может же оно быть труднее футбола?

***

Хикару не мог найти бутсы. В тщетной надежде, что просто проглядел их в своем обычном беспорядке, он выбросил из шкафчика все содержимое, но бутс там все равно не обнаружилось.
Даже самые ленивые из его товарищей по команде уже вышли на поле, а он все еще в панике бегал по раздевалке, заглядывая во все углы. Теперь ему уже было ни за что не попасть на тренировку вовремя, а к опозданиям тренер относится весьма сурово.
А это уже не в первый раз. На прошлой неделе он точно также не мог найти сначала напульсники, а потом полотенце, которое пришлось одалживать у Рэйдзи. А потом его сумка каким-то образом оказалась в душе. А теперь вот бутсы.
Хикару еще со случая с полотенцем знал, что это развлекается капитан и его дружки, - ведь проблемы начались именно в тот день, когда он снова попытался высказать свое мнение.
Хикару казалось, что, если он докажет состоятельность своих рекомендаций, к нему начнут прислушиваться, но, как оказалось, капитан был заранее уверен, что его мнение – единственное правильное, да и тренер не склонен был терпеть «вольнодумства» со стороны новичков.
Хикару поневоле начинал задумываться о своем будущем в футбольной команде Каё. Ему хотелось бы верить, что со временем он научится слепо повиноваться воле капитана и тренера, пусть даже их распоряжения зачастую были… не то чтобы вовсе неверны, но все же оставляли желать лучшего. В то же время он понимал, что футбол в Каё – его единственный шанс. Ведь он хотел не только играть, но и со временем стать лучшим: и ради этого просто обязан был выдержать все, что угодно.
Запрятанные в пластиковый пакет бутсы нашлись в мусорке у входа. К тому моменту, как Хикару натянул их и выбежал из раздевалки, на поле вовсю шла разминка.
- Синдо! Почему опоздал? Десять кругов вокруг поля!
Зная, что объяснять бесполезно, Хикару уныло пробормотал «простите» и убежал наматывать километры…

***

- Но ты со мной точно сходишь, да? – навязчивый шепот гулко отдавался в пустом коридоре.
- Сказал же, схожу! А теперь помоги мне найти класс, - прошипел в ответ Хикару, бессмысленно вертя в руках схему здания: после многодневных упрашиваний Акари согласилась-таки один раз сходить с ним на занятия го, которые он откопал на сайте местного университета, - но только при условии, что Хикару в обмен сходит с ней в магазин за подарком матери.
- Опять мы из-за тебя опоздаем! – Акари вырвала карту у него из рук и бегло просмотрела информацию. – Так, комната 2005. Значит, нам в этот коридор и… вот она.
Заглянув в маленькое стеклянное окошечко в двери, они обнаружили, что пара мест в изрядно заполненном зале все-таки найдется и что запутавшийся в настройках проектора сенсей пока не начал лекцию, - и решились проскользнуть внутрь.
- Ух ты, сколько народу, - заметила Акари. Хикару, едва присев, принялся неустанно вертеть шеей, высматривая знакомых.
В зале были слушатели всех возрастов и социальных слоев. Впрочем, некоторых из тех, что помоложе, наверняка притащили родители, предрекшие своему чаду славное будущее в мире профессионального го.
- Интересно, играть мы сегодня будем? - пробормотал старичок, которому, возможно, не терпелось опробовать вновь приобретенный навык в компании своих друзей-пенсионеров.
- Если сенсей не прячет под столом полсотни гобанов, вряд ли, - ответила его рассудительная соседка. Хикару и Акари, бесстыдно подслушивавшие в надежде узнать, чего ждать от сегодняшнего занятия, согласно кивнули.
Микрофон на сцене зашелся электрическим треском:
- Раз, раз, проверка. – Сенсей смущенно улыбнулся. – Прошу прощения за задержку, с проектом возникли неполадки. Но теперь все готово, так что давайте начнем.
В перспективе занятия должны были длиться часа по два-три, но вводная лекция заняла чуть больше часа. Следующая встреча должна была состояться в другой аудитории, - с достаточным количеством гобанов, чтобы у каждого была возможность попрактиковаться. Пока же сенсей бегло осветил историю го, которую Хикару старательно игнорировал, пока речь не зашла о Японии. Тогда он, памятуя об историческом костюме Сая из его видений, на какое-то время прислушался, но, как выяснилось, сенсей едва коснулся эпохи Хэйан. Хикару хотел было остаться после занятия и расспросить подробнее, но, увидев длиннющую очередь, передумал.

***

Хикару отлучился буквально на секунду, но, когда он вернулся, его спортивной сумки на скамейке уже не было.
- Кто-нибудь видел мою сумку? – крикнул он, обводя взглядом раздевалку. Как и ожидалось, ответом ему были лишь безразличные взгляды да несколько ухмылок, и Хикару решил, что с него хватит. До сих пор он старался не поднимать шума из-за постоянных исчезновений своего снаряжения, чтобы не провоцировать открытое столкновение, - но те, кто за этим стоял, видимо, восприняли этот как безоговорочную капитуляцию: их шуточки с каждым днем становились все более неудобоваримыми. – Капитан!
- Чего тебе? - фыркнул тот, демонстративно сосредоточено завязывая шнурки.
- Может хватит уже?
- Хм, не понимаю, о чем это ты?
- Все ты понимаешь. Достали уже таскать мои вещи!
- Очень мне нужны твои вещи!
- Да ты…
- Хикару, ты сумку на улице оставил, - вмешался кстати подошедший Рэйдзи и нахмурился, почувствовав витающее в воздухе напряжение.
- Ну вот, - подхватил капитан. – Нечего свои вещи где попало разбрасывать. А еще на других сваливаешь…
Хикару зарычал.
- Эй, ты чего? – озабоченно спросил Рэйдзи.
- Да ничего, забей, - выдавил Хикару сквозь стиснутые зубы и пошел переодеваться.

- И это называется защита? – в очередной раз орал капитан. – Восьмой, какого хрена ты там делаешь?
Они практиковались уже час. Игрокам нападения, Хикару в том числе, было велено атаковать всеми возможными способами, а защитникам – реагировать как можно быстрее.
- Простите, капитан, - пробормотал очень маленький мальчик в насквозь промокшей от пота футболке с номером восемь на спине, - я думал…
- Думал он! Я тебе что велел делать?
-Это бы не сработало, не та схема атаки, - уже в третий раз за тренировку вмешался Хикару.
- Так, таймаут! – рявкнул капитан. – Передохните пять минут и идите бегать. А вы двое – со мной!
Команда тут же расселась по скамейками или развалилась прямо на траве. Рэйдзи тоже отошел в сторонку, но краем глаза не переставал пристально следить за происходящим. Он видел, что Хикару старается, и видел, что его старания тщетны. В этой команде решения капитана и тренера были неоспоримы априори. Он втайне начинал радоваться, что уезжает, ибо играть в такой обстановке становилось все труднее. Оставалось только удивляться, как при всем при этом школа показывала такие хорошие результаты. Разве только больше им было не на что рассчитывать?..
Глядя на шагающего по направлению к троице тренера, Рэйдзи в который раз спрашивал себя, что будет, когда Хикару поймет, что никогда не впишется в команду Каё, если только добровольно не превратится в безмозглого и безответного зомби; когда он наконец не выдержит и…
- С меня хватит!
Возглас привлек внимание не только Рэйдзи, но и всей команды, так что каждый имел удовольствие созерцать, как правый хук Хикару повалил капитана на траву.
Игроки повскакали со своих мест и окружили поверженного капитана:
- Вы это видели? - театрально простонал тот.
Рэйдзи было не до того. Он из последних сил пытался оттащить в сторону разъяренного Хикару, который отчаянно извивался в его руках, как уж, и непрестанно орал «А ну пусти!» и «Да я ему!»
Наконец, поняв, что держит его не кто-нибудь, а Рэйдзи, Хикару вдруг успокоился и обмяк:
- Я так больше не могу, - тихо проговорил он, как только Рэйдзи его отпустил.
- Это я понял…
- Синдо, что ты себе позволяешь? – гаркнул раздраженный тренер. Тем временем, капитан поднялся, вцепился в воротник футболки Хикару и недвусмысленно замахнулся.
- Драка, драка! – радостно заголосили футболисты.
- Их надо разнять! Тренер! – запаниковал Рэйдзи: у Хикару, казалось, не осталось ни капли энергии на продолжение конфликта, а вот капитан был настроем весьма решительно.
- Так Синдо первым его ударил…
От столь неприкрытого фаворитизма у Рэйдзи глаза полезли на лоб. И этого человека он должен был уважать? Такого не могли оправдать даже самые высокие результаты. Рэйдзи вообще начинал подозревать, что высокие результаты тренеру достались в наследство от предшественника. Впрочем, сейчас было не до того.
- Тренер?
- Чего тебе, Сайто?
- Вы говнюк.
- Что ты сказал?
- Капитааан! - Так же безмятежно позвал Рэйдзи.
- Что? – огрызнулся тот и на мгновение отвлекся от Хикару.
- Окей, смотрите все! – он сам не мог поверить в то, что собирался сделать. И тем более не верил, насколько мало это его волновало. Хотя… он ведь все равно собирался уезжать… - И плевать на последствия!
Он широко улыбнулся и сжал кулак:
- Как я уже говорил, это команда – дерьмо, и капитан – дерьмо, а вы – говнюк!
С этими словами он изо всех сил залепил кулаком тренеру в лицо.
- Да, кстати, Хикару – заметил Рэйдзи, потирая кулак, - зря я тебя остановил.
Воспользовавшись всеобщим замешательством, Хикару высвободился из цепкой хватки капитана и часто заморгал, невпонле понимая, что произошло:
- Рэйдзи, ты что?
- А, подумаешь. Я же все равно уезжаю. Так хоть будет, что рассказать.
Хикару довольно осклабился.
- И плевать на последствия, - повторил Рэйдзи, лавируя между игроками, обступившими капитана и тренерами.
- И плевать на последствия, - отозвался Хикару, вбегая вслед на ним в раздевалку и разражаясь хохотом.
***
*



Глава VI
Пути безумия


- Да вы с ума сошли! Оба!
В последнюю неделю не было ни дня, чтобы Хикару хоть раз не услышал эту фразу: сначала от директора школы, в офис которого их притащили украшенные синяками капитан и тренер; затем от родителей, которые, правда, ничего не сказали вслух, но Хикару все понял по выражениям их лиц; даже дед – в шутку, но все же спросил; и теперь вот Хирото.
С Хирото они теперь созванивались каждую пятницу. О том, что будет, когда и Рэйдзи уедет – ведь международные звонки ой как недешевы – Хикару старался не думать: он очень боялся, что рано или поздно их дружбе придет конец; и что он ничего не может с этим поделать.
Хикару предоставил говорить Рэйдзи. Самому ему уже изрядно надоело отстаивать свою позицию, особенно с тех пор как он начал понимать, что в конечном счете все произошедшее – его вина. Капитан, может, и говнюк, но это все же не повод распускать руки.
Временное исключение заканчивалось в понедельник, но возвращаться в школу не хотелось. Даже если за прошедшие несколько дней страсти поулеглись, с его появлением они непременно разгорятся с новой силой, и…
- Хикаруууу, прием!
- А, чего?
- Я говорю, играть ты теперь как будешь?
- Не знаю… - Хикару тяжело вздохнул.
- Не расстраивайся, - попытался приободрить его Рэйдзи, - в крайнем случае, всегда можешь перевестись в другую школу.
- И они, конечно, не поинтересуются, с чего бы ему вздумалось переводиться из Каё, - не замедлил обломать кайф Хирото. – И не попытаются расспросить о тебе твоих прежних тренера и капитана, прежде чем принять в команду.
- Хочешь сказать, что о профессиональном спорте ему можно забыть? – воскликнул Рэйдзи.
- Нууу…
- Да ладно, забейте, ребята, - прервал Хикару, которому вовсе не хотелось сейчас об этом думать. – У меня впереди еще два выходных, я что-нибудь придумаю. Вот увидите, все образуется.

***

- Для черных это самый оптимальный ход, - пояснил сенсей, ставя камень на 1 – 12. – Белые могут отреагировать вот так и забрать два ваших камня, но в итоге окажутся в окружении и вы сможете убить всю группу…
Продолжать ходить на занятия по го казалось не такой уж плохой идеей: особенно учитывая, что о футболе в ближайшее время можно было даже не думать. Вот только… Хикару безуспешно попытался подавить зевок.
- Как грубо! – шикнула Акари, которая тоже решила не бросать занятия, сраженная несчастным видом Хикару.
- Что ж, давайте на этом остановимся и сыграем несколько матчей, - заключил сенсей.
Хикару пассивно наблюдал за происходящим. Они опять опоздали, и потому не знали, что надо было садиться не рядом, а напротив друг друга. В результате Акари предстояло играть неизвестно с кем, а Хикару вообще не хватило пары.
- Синдо-кун? – улыбнулся сенсей, проходя мимо. – Ты ведь начинающий?
- Ну да. Я как бы вообще в танке.
- О, и чем же тебя привлекло го?
- Да я не…- начал было Хикару, но вовремя замолчал. Не объяснять же, в самом деле, что ему ни с того ни с сего стал вдруг мерещиться пресловутый Сай?
Сенсей, словно бы почувствовав его дискомфрт, не стал настаивать, и просто поставил камень на доску:
- Захват камней. Это поможет тебе понять основы. – Он принялся подробно объяснять, что к чему. – Как только кто-нибудь освободиться, можешь попробовать сыграть.
- Да нет, я просто посмотрю, - еще больше смутился Хикару: играть ему совершенно не хотелось. Так что, собрав камни обратно в чашу и прибравшись на столе, он подсел к Акари, которая играла с каким-то стартером и, на удивление, вроде бы даже знала, что делала.
Странно, подумал Хикару. Ему словно бы уже приходилось наблюдать за игрой вот так, со стороны. Обычно подобное случалось в видениях, но на этот раз ничего конкретного он вроде бы не «вспомнил».
- Ага, и еще шесть камней – мои! – громогласно провозгласил противник Акари. Та вздрогнула. – Тебе, должно быть, нравится проигрывать!
И вот тут Хикару настигли видения. Он «помнил» противного старпера, хотя играл тот не с Акари, а с кем-то другим; и помнил, как перевернул на голову старперу чашу с камнями, попутно стаскивая с него парик. Тем временем, стартер все не унимался:
- Дурацкий ход. Редко кто настолько любит проигрывать!
Акари всхлипнула. Старпер начинал Хикару откровенно бесить: неужели не видно, что Акари только начинает играть? Неужели обязательно к ней вот так придираться? Самому ему вполне хватало издевательство со стороны бывших товарищей по футбольной команде, так что он не собирался позволять кому бы то ни было издеваться над Акари, которая (в чем он, конечно, ни за что бы не признался) была его ближайшей подругой.
Так что, полагаясь на недавнее видение, он схватил чашу с камнями и опустошил ее прямо на голову старпера, неискренне пробормотав «Упс, извините!». Камни посыпались на доску и на пол. Акари охнула, и все кругом подпрыгнули на стульях. Сенсей смерил его пристальным взглядом. Но Хикару было наплевать.
- Ты! Да как ты посмел! Ты испортил игру! – ревел старпер. Чаша из-под камней все еще красовалась у него на голове.
- Ой, извините, я, кажется, поскользнулся, - провозгласил Хикару без тени раскаяния в голосе. – Сейчас все исправим!
И, ухватившись за чашу, Хикару не поднял, а потянул ее на себя, стаскивая заодно и парик. Старпер взвизгнул и попытался натянуть парик обратно и в результате сам свалился со стула. Хикару как бы невзначай уронил парик рядом. Тут уж никто не смог сдержать улыбки. Старпер потрусил к выходу, пристыженно прикрывая лицо руками. Хикару довольно осклабился и подмигнул Акари.
- Синдо-кун, - подчеркнуто серьезно произнес сенсей.
- Упс?
- Не «упс», а в следующий раз потрудись извиниться перед Акота-саном.
- Ага, обязательно.
- Уж простите, сенсей, но вы смеялись не меньше других, - вмешалась какая-то женщина. Сенсей покраснел. Хикару, воспользовавшись его замешательством, торопливо попрощался и потащил Акари прочь.
- Больше я сюда не пойду, - безапелляционно заявил он, как только они добрались до выхода.
- С чего бы это? – съязвила Акари.
- Да что я такого сделал? И парик у него дурацкий! – Хикару хихикнул и заметил, что и Акари невполне удалось сдержать улыбку. – А ты, я так понял, даже воткнула, как играть?
- Так сенсей же объяснил… Ты его что, не слушал?
- Это ж скуууучно!
- Ой, да ну тебя!

***

Синдо Хикару начинал тихо беситься. С тех пор, как он ушел из команды, прошла неделя, а шансов каким бы то ни было образом вернуться в футбол по-прежнему не предвиделось.
Самым очевидным способом было уговорить капитана разрешить ему вернуться и пообещать в дальнейшем безропотно выполнять все его требования, но при одной мысли об этом Хикару охватывало глубокое отвращение; не говоря уже о том, что, судя по тому, как на него при встрече смотрели капитан и тренер, они не взяли бы его обратно, даже если бы он был последним игроком на земле. Хикару еще повезло, что взглядами все и ограничилось: страшно подумать, что могло бы случиться, если бы команда решила мстить.
Второй вариант – перевестись в другую школу. Но Хирото, скорее всего, был прав: на данный момент, куда бы он ни пошел, его «слава» его опередит. И все же идея Хикару нравилась: он смог бы убраться подальше от Каё, и, если повезет, ему, возможно, позволили бы изложить и свою версию событий. Вот только родители Хикару смотрели на ситуацию совсем иначе. Отец все еще злился и мерил сына мрачным взглядом, стоило тому хоть заикнуться о каких бы то ни было своих желаниях. Мать тоже не пришла в восторг, особенно когда поняла, что ближайшая к дому школа пользуется не самой лучшей репутацией, а общественный транспорт будет отнимать кучу времени.
Еще можно было попытаться создать собственную команду, но об этом Хикару всерьез даже не задумался: учитывая его нынешнюю репутацию, вряд ли кто-нибудь вообще захотел бы с ним играть, да и о том, чтобы представлять школу на соревнованиях, в таком случае пришлось бы забыть.
Последний же вариант, с точки зрения Хикару, называться вариантом вообще не мог: ибо бросать футбол он не собирался, - ни в коем случае.

Был чудесный солнечный день, дул легкий ветерок и, поскольку мать, устав от его беспросветно плохого настроения, отправила Хикару «подышать воздухом», он который час нарезал круги по округе, но веселее от этого ему явно не становилось.
- Вот уродство! – буркнул он себе под нос. Проходящая мимо по тротуару девчонка надулась и отпрянула. – Да я не тебе…
Девчонка, очевидно, не поверила и поспешила убраться от него подальше. Хикару стало совсем уж тошно. И вдруг, откуда ни возьмись, прямо у его ног приземлился знакомый черно-белый мяч.
- Отлично. Теперь мне еще и футбол на каждом углу мерещиться будет!
- Слышь, парень!
Хикару инстинктивно оглянулся, пытаясь понять, откуда исходит голос и к кому именно обращается.
- Да, ты, патлатый!
Что ж, это определено сужало круг.
- Мы здесь, на поле!
Поле? Снова оглядевшись, Хикару заметил у реки вниз по дороге поросшую травой полянку, по которой носилось несколько парней его возраста. Один из них с энтузиазмом подпрыгивал на месте и размахивал руками:
- Эй, брось мячик!
Хикару автоматически пнул мяч, вложив в удар ровно столько силы, чтобы он приземлился прямо перед парнем.
- О, отличный пас! – широко улыбнулся тот и пнул мяч обратно движением едва ли не более выверенным, чем Хикару привык видеть у Рэйдзи. - Иди к нам!
И Хикару радостно повел мяч по направлению к полю, бесконечно довольный возможностью снова поиграть в футбол, а заодно и побольше разузнать о парне и его товарищах.
Парня звали Арагиси Райо, и он был на год старше Хикару, хотя по росту этого и не скажешь. И, также как Хикару, несмотря на маленький рост, он был необыкновенно быстр и ловок, и к тому же отличался глубоким пониманием игры. Выступать против него было истинным наслаждением.
К тому времени как пришла пора расходиться по домам, Хикару абсолютно выбился из сил,– но все равно не мог перестать улыбаться. Он и забыл, какое это счастье, - просто пинать мяч и получать удовольствие от игры: в Каё все так стремились быть лучшими, что не заботились ни о чем, кроме того, чтобы во что бы то ни стало перещеголять товарищей по команде.
- Завтра в то же время? – крикнул кто-то из уходящих парней развалившимся на траве Хикару и Райо.
- Так вы здесь часто бываете? – спросил Хикару, все еще тяжело дыша: за неделю вынужденного бездействия он начал терять форму и, вдобавок, вышел играть, не размявшись.
- Ну да, почти каждые выходные, - ответил Райо. – Я тут к бабушке с дедушкой приезжаю.
- Подожди, ты в какой школе?
Школа Райо оказалась гораздо дальше, чем Хикару мог себе представить; и футбольной команды у них не было:
- Кадзуэ сказал, что пытаться создать свою уже поздновато, но как только перейду в Сатоми, обязательно попробую.
Хикару добросовестно кивнул, хотя, разумеется, знать не знал, кто такой Кадзуэ и где находится старшая школа Сатоми.
- Но все-таки футбол – это здорово! – заключил Райо, поднимаясь и отряхивая форму. – Завтра придешь?
- Еще бы! – просиял Хикару. Возможно, путь в профессиональный спорт ему теперь заказан. Но никто не запретит ему играть. А значит, не все потеряно.

***

Акира торопливо огляделся по сторонам, но в нахлынувшей толпе фанатов отца было уже не найти.
Матч с Тоей-Мэйдзином был заявлен в качестве приза для победителя детского любительского турнира, в то время как Кувабара-Хонъимбо предстояло сыграть с победителем среди взрослых. Акира, вопреки обыкновению, решил пойти с отцом, надеясь… он сам толком не знал, на что. Может быть на то, что среди участников детского турнира найдется хотя бы один игрок его возраста, способный его удивить. Такой, как Синдо Хикару.
Но нет, в который раз напомнил себе Акира, Синдо Хикару – всего лишь шут, которому однажды невероятно, сказочно повезло, а Акира, как последний дурак, уже вздумал было надеяться, что…
- Тоя-кун?
Знакомый голос прервал невеселые мысли Тои, и подняв голову, он без труда узнал неизменную ласковую улыбку, иссиня-черные волосы, небрежно стянутые у затылка, и горделивую осанку, которую не могла скрыть даже непритязательная белая тенниска с бежевыми брюками.
- Здравствуйте, Фудзивара-сан.
- Значит, я все же не ошибся. А то какой бы вышел конфуз, - хихикнул тот, пряча нижнюю часть лица за веером.
Акира позволил себе взглянуть на веер с любопытством. Во-первых, Фудзивара-сан, кажется, был единственным мужчиной в современном мире, который пользовался веером в повседневно жизни и при этом не выглядел нелепо, а наоборот, обращался с ним столь непринужденно, словно практиковался уже не одну сотню лет. А во-вторых, хотя Акира ни за что бы этому не поверил, если бы не испытал на себе, в определенных обстоятельствах выглядел этот веер весьма устрашающе.
Многие профессиональные игроки приносили на ответственные игры что-то вроде талисманов. И многие не хуже, чем в го, умели играть на нервах соперника: в первую очередь, Кувабара-сенсей, о чем Огата-сан никогда не упускал возможности рассказать всем желающим. Фудзиваре веер служил и для того, и для другого. Во время игры он то задумчиво открывал его, то решительно закрывал, заставляя противника мучительно гадать, что же происходит у него в голове. А, окончательно и бесповоротно развернув игру в свою пользу, он имел обыкновение прятать за веером, как утверждали слухи, хищную улыбку.
Забавнее всего было то, что, веер – единственное, что в Фудзивара-сане было угрожающего. Ибо сам он был необыкновенно красив этакой бесспорной призрачной красотой древнего шедевра, и, вдобавок, на редкость спокоен, мягок и добродушен; он производил впечатление человека, который всегда готов помочь и к которому за это просто нельзя не проникнуться симпатией.
В профессиональном мире он был известен как необычайно сильный игрок и обладатель уникальной манеры, снискавшей ему прозвище современного Сюсаку. И все это при том, что он был все еще очень, очень молод. Акира мысленно содрогнулся: его самого часто называли вундеркиндом, но Фудзивара-сан – нечто гораздо большее. Акира, признаться, сомневался, что ему удастся однажды подняться так высоко – и столь же стремительно. Если он – вундеркинд, то Фудзивара-сан – это феномен, неумолимая стихия…. По выражения Огаты-сана, было бы легче, если бы при этом его можно было хотя за что-нибудь ненавидеть, «а то рядом с ним становится стыдно вообще существовать в природе». Но в Фудзиваре-сане не было ни капли надменности или недоброжелательности. За это его любил, - или, изредка, как раз не любили, - но даже в этих случаях его мастерство за гобаном снискало ему должное уважение. Его игра вселяла благоговение – или страх. А сам он в обоих случаях оставался безупречным джентльменом.
В то же время, Фудзивара-сан никого и никогда по-настоящему к себе не подпускал. Несмотря на его неизменное дружелюбие и порой ребяческие повадки, его окружал некий ореол таинственности, одновременно притягательный и непреступный, заставляющий даже самых любопытных не пересекать некую невидимую черту. Единственно, что все знали наверняка, - Фудзивара-сан любит го: бесконечно и беззаветно. Для него не было большего счастья, чем играть против сильных оппонентов, и, в тех редких случаях, когда это случалось, поражению он радовался не меньше, чем победе, всегда готовый обсуждать стратегии и искать новые возможности. Акира не первый год задавался вопросом, каково было бы учиться у такого человека…
- Ты здесь с отцом, Тоя-кун? – между тем осведомился Фудзивара, оглядываясь в поисках знакомого лица.
- Да, он должен играть с победителем детского турнира.
- Это же замечательно! Я тоже так хочу!
- А вы, Фудзивара-сан? Болеете за кого-то? - не преминул поинтересоваться Акира.
Загадочность Фудзивары не в последнюю очередь зиждилась на том, что никто толком не знал, кто он и откуда. Он словно бы однажды возник в среде профессиональных игроков, и с тех пор он и го шли рука об руку как единое целое. Невозможно было представить Фудзивару без го, так же как го без Фудзивары, и, может быть, именно поэтому никто по-настоящему не задавался вопросом о его личной жизни. В обычных обстоятельствах Акира и сам не стал бы совать свой нос, но вот было в Фудзиваре-сане что-то такое, с чем просто необходимо было разобраться.
- Да нет. Я просто шел мимо, увидел иероглиф «го» и решил зайти посмотреть, - пожал плечами Фудзивара, но от внимания младшего Тои не ускользнул печальный взгляд, которым он, сам того не замечая, то и дело обводил толпу детишек. Спрашивать напрямую Акира, однако же, постеснялся:
- Вы хотите видеть отца?
- О нет, я не стану его отвлекать, - улыбнулся Фудзивара («И не хочу, чтобы на меня накинулись организаторы», мысленно закончил за него Акира: хотя фактически Фудзивара-сан еще не завоевал ни одного титула, в мире профессионального го все понимали, что это лишь вопрос времени, и относились к нему соответственно). – Просто похожу, посмотрю. Вдруг попадется что-нибудь интересное…

***

Заметив плакат, Хикару остановился. Почти забавно: еще недавно ему не было до го никакого дела, и вот теперь оно подстерегает его повсюду. Он пробежал глазами афишу. Два любительских турнира, взрослый и детский; и выигрыш… ого! Кто бы мог подумать, что в настольной игре крутятся такие деньги! Может, стоит взглянуть? С другой стороны, последний раз, когда он завалился на детский турнир, все обернулось не слишком хорошо. А Хикару очень не хотелось, чтобы его снова хватали за руки и куда-то тащили. Кроме того, он вообще-то шел к Рэйдзи, позвать его играть в футбол вместе с Райо и его компанией….
..Но, когда Хикару уже почти уговорил себя не сходить с ума, появились видения…
- Ну да, я псих, - заключил он. – Да и кто бы сомневался, раз уж мне альтернативная реальность мерещится?
С этими словами он шагнул через порог.
***
*



Примечание переводчика к главе VI: Не можете представить себе Сая в коричневых тонах? Я вот тоже не могла, так что пришлось применить более радикальный подход. Оказалось, все совсем не так плохо.

@темы: АЭ, Фанфики, превод

Комментарии
2014-05-08 в 23:07 

Ника-удачи
Вся сила в Цитатнике
:red:Спасибо, и жаль, что застопорилось. Вот поэтому опасаюсь читать в процессе.хотя все равно читаю и много.

2014-05-09 в 14:54 

Lanierus
Страх ведет на темную сторону. Растушевывание пальцем ведет непосредственно в ад.©
Чудесный фик) Жаль, что автор давно не обновляет

А почему Сай должен быть в коричневых тонах? Он тут вроде бы в белой футболке и бежевых брюках был?

2014-05-09 в 15:02 

Insolitaria
"Я быть всегда самим собой старался, каков я есть: а впрочем, вот мой паспорт!"
Lanier, а бежевые брюки - это разве не коричневые тона?))) Ну а вообще, дело скорее в том, что я до тех пор современную версию Сая всегда одевала исключительно в канонные лиловые - фиолетовые - голубые тона; в идеале - как в "My humble unworthy self" у esama, - вообще "перевести" только предметы одежды, а цветовую гамму оставить прежней. А оказалось "и так тоже можно". Впрочем, если вдуматься, в своей оригинальной хэйанской жизни он же должен был цвета по сезону подбирать...

2014-05-09 в 15:03 

Insolitaria
"Я быть всегда самим собой старался, каков я есть: а впрочем, вот мой паспорт!"
2014-05-09 в 15:13 

Lanierus
Страх ведет на темную сторону. Растушевывание пальцем ведет непосредственно в ад.©
Insolitaria, бежевый, мне кажется, ближе к белому) Тоже все-таки светлый такой цвет)
А вообще, Сай и в канонной рисовке где-то есть даже в чёрном, вроде бы) Так что представить можно))

2014-05-12 в 21:44 

Kris69
Ура, есть продолжение! Спасибо за чудесный перевод!

2015-06-07 в 11:02 

Melina_Gold
Спасибо за прекрасный перевод!

   

Hikaru no Go

главная